Консалтинг и автоматизация в области управления
эффективностью банковского бизнеса

Публикации

Cnews

Юлия Амириди: «Кризис помог переосмыслить роль ПО в реализации бизнес-стратегий»

CNews: 2010 год можно назвать годом выхода из кризиса. Что он принес отечественному ИТ-рынку?

Юлия Амириди: В 2010 году отечественный ИТ-рынок начал плавно восстанавливаться после кризиса. Однако темпы его оживления пока отстают от мирового. По расчетам аналитиков Gartner, ИТ-расходы в мире в 2010 году увеличились по сравнению с 2009-м на 5,1 %, притом что российский ИТ-рынок, по данным Минэкономразвития, продемонстрировал рост только на 3,7 % – преимущественно за счет таких традиционных потребителей ИТ-технологий, как ТЭК, телекоммуникационный и финансовый секторы, а также госпредприятия.

В частности, на рынке систем управления эффективностью бизнеса (Business Performance Management, ВРМ), на котором работает компания Intersoft Lab, кредитные организации вновь вернули себе потерянные в 2009 году лидирующие позиции среди отраслей-потребителей BPM (37,5 %).

Основное изменение в структуре ИТ-расходов в 2010 году, на наш взгляд, связано с реализацией отложенного спроса заказчиков на аппаратные средства. Такие расходы (51,4 %) почти в два раза превысили статью затрат на ИТ-услуги (28,4 %), доминировавшую в кризис. Оплата лицензий на право пользования программными продуктами, как и год назад, занимает последнее место среди ИТ-расходов (20,2 %). Вместе с тем программное обеспечение (ПО) уже нельзя назвать основной статьей экономии. Кризис помог потребителям переосмыслить роль ПО в реализации бизнес-стратегий. Из средств обслуживания бизнеса оно перешло в категорию инструментов, напрямую влияющих на оптимизацию доходов и укрепляющих отношения с клиентами. Это обусловило интерес к таким сферам автоматизации, как управление доходностью, бизнес-аналитика, управление взаимоотношениями с клиентами, управление безопасностью.

Важнейший урок кризиса, результаты которого наглядно продемонстрировал 2010 год, – взвешенный подход заказчиков к расходованию ИТ-бюджетов. Сегодня, например, уже не встретишь банк, который "с закрытыми глазами" будет приобретать программное обеспечение BPM, стоимость внедрения которого в среднем превышает миллион долларов. Процедуре выбора, как правило, предшествует глубокая проработка бизнес-требований и требований к технологической платформе ВРМ-системы. Для этого банки все чаще приглашают экспертов-консультантов, которые специализируются в данной предметной области. Правда, независимых консалтинговых компаний, обладающих опытом и в бизнесе и в технологиях, на российском рынке пока еще очень мало. Но спрос на такую специализацию растет, и можно прогнозировать, что уже в ближайшее время эта ниша заполнится.

CNews: Как развивалась такая важная составляющая ИТ-рынка, как сектор аналитических продуктов, то есть программных решений, относящихся к классу BI (Business Intelligence) и BPM (Business Performance Management)?

Юлия Амириди: Ключевой тренд последних лет – согласованное использование BI-инструментария и BPM-приложений в составе программных и программно-аппаратных комплексов для управления эффективностью. Такой подход позволяет соединить в решении лучшие компоненты от ведущих ИТ-вендоров и специализированных отраслевых поставщиков, что способствует получению максимального эффекта применения.

Основа современной ВРМ-системы – хранилище данных (ХД). Сегодня это не просто склад данных, а мощная отраслевая аналитическая инфраструктура, которая опирается на инструментарий для интеграции и управления качеством данных. Например, ХД для российских банков от компании Intersoft Lab реализовано на СУБД компании Oracle – мирового лидера среди поставщиков СУБД для ХД. Разработанная Intersoft Lab отраслевая модель данных, положенная в основу ХД, максимально учитывает российскую специфику и поддерживает изменения требований банковского законодательства. Для интеграции с учетными системами и контроля качества данных используется ПО Informatica, признанное ведущими аналитическими компаниями лучшим в своем классе. Сегодня продукты Informatica для построения ХД применяют 18 российских банков, в том числе 7, входящих в Топ-15. В зависимости от масштаба заказчика сроки реализации проекта построения ХД составляют в среднем от полугода до двух лет. Это вполне оправданная «плата» за превращение данных в вызывающую доверие пользователей информацию для принятия решений.

Учет страновой и отраслевой специфики – приоритетное направление развития ВРМ-приложений, которое диктуют российские заказчики. В 2010 году прикладные пакеты ведущих поставщиков ВРМ для банков пополнили приложения для подготовки налоговой отчетности и прогнозирования обязательных нормативов. В подтверждение сказанного могу добавить, что решение такой узкоспециализированной задачи, как ежедневный расчет и прогноз банковских нормативов, законтрактовано во всех новых проектах Intersoft Lab, стартовавших в 2010 году.

Традиционные средства бизнес-аналитики в составе ВРМ все активнее входят в инструментарий конечных пользователей. Поэтому поставщики работают над тем, чтобы сделать BI-системы доступными для большого числа сотрудников.

CNews: По-прежнему ли основными игроками на российском рынке BPM-систем остаются отечественные компании-разработчики? Или же иностранцы «наступают на пятки»? Что Вы можете сказать по поводу отраслевого распределения заказчиков BPM-систем в 2010 году?

Юлия Амириди: Как и в прошлые годы, по оценке Intersoft Lab, доля банковских BPM-проектов от отечественных поставщиков (77,8 %) существенно превышает долю их зарубежных коллег.

Однако не стоит забывать, что решения российских разработчиков опираются на технологии иностранных вендоров. В частности, в 2009 и 2010 году все новые проекты построения ХД реализовывались на СУБД Oracle Databаse, а BI-платформа Oracle Business Intelligence была задействована в 63 % банковских проектов внедрения ВРМ-систем 2010 года.

Высокая степень доверия к технологиям иностранных разработчиков и относительно низкая – к их прикладным решениям еще раз подтверждает сложность реализации и, главное, поддержки изменений страновой специфики как в модели ХД, так и в ВРМ-приложениях. Судя по большой востребованности ВРМ-приложений для поддержки требований регуляторов, нынешний расклад сил должен сохраниться и в ближайшей перспективе.

В 2010 году наибольшее количество контрактов на поставку BPM-систем было заключено в банках (37,5 %), на втором месте – торговые компании (25,0 %), на третьем – предприятия легкой промышленности (12,5 %). Таким образом, мы видим принципиальное изменение в распределении рынка заказчиков BPM-решений: в 2009 годом там лидировали торговые компании, вторую позицию занимали банки и предприятия ТЭК, третью – легкая промышленность.

CNews: Какие особенности, на ваш взгляд, присущи отечественному рынку систем класса Business Performance Management?

Юлия Амириди: Теория маркетинга учит формировать спрос у потребителя. Но отечественный рынок ВРМ пока следует за требованиями заказчиков. Несмотря на общую схожесть по приоритетам автоматизации управления эффективностью с мировыми трендами, продемонстрированную рынком в кризис, в посткризисный период в нашей стране наблюдается возврат к «национальной специфике» потребления ВРМ. Коренное отличие заключается здесь в практически полном отсутствии у отечественного заказчика запроса на стратегическую согласованность управления эффективностью. В банках наиболее востребованы элементы управления финансовой эффективностью – финансовая консолидация и отчетность, бюджетирование и прогнозирование. Стремительно растет спрос на средства автоматизации управления операционной эффективностью – управленческий учет и оценку доходности бизнес-направлений, подразделений, банковских продуктов. Однако сегмент решений для долгосрочного планирования, моделирования и контроля ключевых показателей эффективности по-прежнему не развивается. Потребность в этой функциональности практически отсутствует. Получаемые данные финансовой и операционной эффективности, как правило, не согласуются с ключевыми показателями, вследствие чего прямая и обратная связь управления на стратегическом и тактическом уровне отсутствует.

Приходится признать, что в большинстве отечественных проектов пока не реализуется основополагающая идея ВРМ, согласно которой организация начинает с планирования своей стратегии, выражая ее в значениях ключевых показателей, а затем переходит к их мониторингу и контролю с помощью измерения финансовой и операционной эффективности. На практике ВРМ-проекты в российских банках чаще всего решают больший или меньший набор локальных задач из контура управления эффективностью, в результатах которых заинтересованы отдельные подразделения.

CNews: Какие возможности BPM-систем оказались наиболее востребованными российскими банками за «отчетный период»? Какие тренды выходят в настоящее время на первый план?

Юлия Амириди: Начну с того, что итоги прошлого года показали прирост новых контрактов на внедрение ВРМ-систем в банках – их стало в 2,3 раза больше по сравнению с 2009 годом. Это следствие размораживания ИТ-бюджетов, которое началось в 2010 году и продолжается в 2011-м.

Результатом трансформации бизнес-задач банков в посткризисный период стала наблюдаемая в 2010 году смена приоритетов внедрения отдельных компонентов ВРМ. Если раньше банки в первую очередь стремились обеспечить поддержку ключевых бизнес-процессов и сокращения расходов, то теперь они переориентировались на долгосрочную перспективу и оптимизацию управления доходностью. В последние месяцы 2010 года мы стали свидетелями зарождения этой тенденции, которая будет приоритетна по крайней мере в ближайшие два года. В круг задач управления доходностью банковского бизнеса входят прогнозирование, контроль отслеживания показателей прибыльности и получение управленческой отчетности о финансовых результатах банковских подразделений, бизнес-направлений и продуктов. Впервые за несколько последних лет в списке главных приоритетов банковской автоматизации выпуск отчетности для Банка России (19 % всех внедрений в 2010 г.) уступил место управлению доходностью (29 %). Третье место заняли инструменты бюджетирования (14 %).

Приятно отметить, что компания Intersoft Lab уже не первый год лидирует по числу контрактов на внедрение ВРМ-функциональности для управления доходностью – ее совокупная доля в этом сегменте рынка составляет 76,9 %.

В условиях постепенного восстановления экономики новые ВРМ-задачи инициируют централизация банковского капитала и возобновление розницы. Для кредитных организаций, реорганизуемых за счет присоединения других банков, внедрение хранилищ данных и ВРМ-систем – это оптимальный путь к достижению прозрачности в управлении растущим бизнесом и реализации требований регуляторов к обязательной отчетности. Развивающиеся розничные банки будут инвестировать в ИТ-решения для бизнес-аналитики (они необходимы им для контроля эффективности продаж и оценки результативности маркетинговых кампаний) и для управления взаимоотношениями с клиентами.

Задача повышения качества данных в хранилищах ВРМ-систем, важность, которой первоначально связывали с автоматизацией регуляторной отчетности, в последнее время становится все актуальнее в русле контроля и прогнозирования результатов банковской деятельности. Этому способствует последовательное сближение процессов управленческого учета с подготовкой отчетности по МСФО. На западе, по данным аналитического подразделения Forbes, 51 % компаний, использующих ХД, проводят у себя проекты по управлению качеством данных, ежегодная стоимость которых составляет не менее 5 млн долларов. Отечественные заказчики пока не готовы тратить такие бюджеты на качество данных, но к пониманию проблемы они в большинстве своем уже пришли.

CNews: Сегодня много говорится и пишется о преимуществах облачных технологий. Когда, по вашему мнению, в нашей стране наступит время «облачных хранилищ данных»?

Юлия Амириди: Думаю, что облачные вычисления будут активно работать в банковской сфере уже через 3-4 года. Но такого рода технологии вряд ли возможно будет использовать в решении всех ИТ-задач. Хранилище данных – как раз такое исключение из «облачных правил».

Принципиальный аргумент против размещения внутрибанковского ХД в публичном облаке – отсутствие гарантий обеспечения безопасности данных и проработанности правовой защиты облачной модели. Кроме того, ограниченное количество пользователей ХД в банке и четкий регламент работы с ним нивелирует ключевые преимущества использования облака – эластичность и оплату услуги «по необходимости». Банковский персонал просто не создаст той пиковой нагрузки на систему, которая оправдает ее масштабируемость в облаке. К тому же модель облачных вычислений подразумевает, что программный продукт должен быть универсальным, подходящим для всех пользователей, без каких-либо существенных модификаций и настроек «под заказчика». А ХД в банке – это как раз сильно кастомизированное решение. На мой взгляд, возникает явное противоречие.

Размещение хранилища банка внутри собственной инфраструктуры, то есть в частном облаке, безусловно, снимает перечисленные ограничения. Но и преимущества облачных вычислений тоже становятся незаметны. Из выигрышных моментов остается повышение эффективности использования ресурсов внутри банка и динамическое перераспределение нагрузки между серверами, но это умеют делать и технологии виртуализации. Думаю, что будущее – за традиционной архитектурой хранилищ данных

CNews: Какие интересные проекты в российских банках вы реализовали в 2010 году?

Юлия Амириди: Пожалуй, самые показательные проекты прошедшего года были нацелены на поддержку укрупнения банковского бизнеса. В «ТрансКредитБанке» на основе хранилища данных «Контур» мы обеспечили информационную поддержку присоединения 5 дочерних банков. Для «АБ «Россия» – присоединение «Газэнергопромбанка». Приступили к проекту построения объединенного хранилища данных сразу для двух банков - СКБП «Примсоцбанк» (г. Владивосток) и НСКБ «Левобережный» (г. Новосибирск).

2010 год подготовил нас к старту сразу двух проектов создания хранилищ данных для финансово-промышленных групп на основе ВРМ-платформы «Контур». Это позволило расширить модель хранилища данных для финансовой консолидации и последующей обработки данных предприятий. Полагаю, что реализация этих решений уже стоит на пороге, и наша проектная деятельность позволяет прогнозировать не менее 4-5 таких проектов в 2011 году.

Но главным достижением последнего времени я бы назвала автоматизацию расчета обязательных нормативов банка в «ТрансКредитБанке». Это самая сложная задача на стыке технологий подготовки регуляторной отчетности и современного управления рисками кредитной организации. Насколько нам известно, это пока единственный положительный опыт ее решения в российских банках.

CNews: А что нового в работе вашей компании по совершенствованию ИТ-решений, построенных на BPM-платформе «Контур»?

Юлия Амириди: В 2010 году мы уделяли много внимания совершенствованию методической модели ВРМ, которая служит основой для наших решений. Повторюсь, что модель расширена для обработки данных финансово-промышленных группы. Еще одно важное направление развития модели – пополнение состава объектов, атрибутов, отчетных форм и алгоритмов их подготовки для создания специализированных хранилищ данных для розничного банковского бизнеса. В результате ВРМ-платформа «Контур» поддерживает теперь решение таких задач, как оценка результативности маркетинговых кампаний, анализ эффективности продаж банковских продуктов в разрезе клиентов и клиентских групп.

Отлажена прикладная ВРМ-функциональность для прогноза и расчета обязательных нормативов банков. Безусловно, такое решение не может быть в полной мере «коробочным» – всегда требуется учитывать специфику конкретного заказчика. Но тиражная версия продукта предполагает предоставление пользователю готового набора настроек, интерфейсов и механизмов обогащения и расчетов, что позволяет гарантировать получение результатов в согласованные сроки.

Обеспечение доверия к данным – задача № 1 для всех поставщиков ХД. Проделана огромная работа по развитию механизмов управления качеством данных в ХД «Контур». Сегодня эта система обеспечивает несколько сотен различных проверок на этапах загрузки и предобработки данных в хранилище. Кроме того, мы работаем над получением компетенций в использовании специализированных продуктов для управления качеством данных от наших партнеров – Oracle и Informatica.

CNews: Каковы ваши дальнейшие планы?

Юлия Амириди: По оценкам иностранных исследовательских компаний, процесс выбора поставщика хранилища данных занимает в среднем один год. Только в первом квартале 2011 года мы приняли участие в десяти тендерах, и весна уже приготовила нам встречи с новыми заказчиками. Нет сомнений, что в 2011-2012 гг. количество новых ВРМ-проектов обгонит показатели пока самых успешных 2004 и 2005 годов.

Поэтому в год 50-летия полета Юрия Гагарина хочется строить космические планы развития бизнеса и добиться роста наших финансовых результатов в 1,5-2 раза.

CNews: Спасибо.