Консалтинг и автоматизация в области управления
эффективностью банковского бизнеса

Публикации

PC Week/RE

Управление эффективностью банковского бизнеса в условиях кризиса

С 2003 г. количество сделок по слияниям и поглощениям между популярными и менее известными в России разработчиками аналитических инструментов Business Intelligence (BI) и поставщиками управленческих приложений Business Performance Management (ВРМ), прежде всего модулей бюджетирования, приблизилось к трем десяткам. В результате в 2007-м один за другим с рынка ушли игроки “большой тройки BI” — компании Hyperion Solutions, Business Objects и Cognos, ставшие частью корпораций Oracle, SAP и IBM соответственно.

Причины консолидации сегментов BI и ВРМ лежат на поверхности. Достаточно вспомнить, что по своей сути BI — это универсальные аналитические инструменты. Они предназначены для сбора, консолидации и хранения различных данных, выполнения произвольных запросов и построения любых отчетов. В отличие от них приложения ВРМ — это готовые прикладные решения. Они поддерживают ключевые управленческие процессы: стратегическое и оперативное планирование, мониторинг доходов и расходов и подготовку финансовой и регламентной отчетности, опираясь на такие технологии BI, как хранилища данных, средства обработки запросов и генерации отчетов и др. Поглощение разработчиков ВРМ-модулей открывает инструментам анализа “второе дыхание”, показывая пути их применения в интересах бизнеса.

Можно привести целый ряд примеров из практики российских банков, в которых завершенные проекты построения корпоративных хранилищ были признаны неуспешными из-за того, что полученное решение для сбора и хранения данных из учетных систем не обеспечивало их дальнейшего использования. В итоге подразделения, для которых создавалось хранилище данных, не получали ожидаемых результатов. Как правило, в таких проектах ставилась цель “собрать всю имеющуюся в банке информацию в одно место, а там будет видно, что с ней делать”.

Сегодня большинство заказчиков разделяет точку зрения, что хранилище данных само по себе не имеет большой потребительской ценности. Она возникает, когда хранилище помогает решать прикладную задачу (а лучше несколько), например готовить управленческую отчетность или отчетность для Банка России. В этом случае еще до начала проекта формируются требования к составу собираемых данных, их обогащению, хранению, последующей обработке и др. с целью получения результатов для конкретного пользователя внутри кредитной организации. Чтобы поддержать одновременно несколько процессов управления и подготовки отчетности, хранилище должно опираться на сбалансированную отраслевую модель данных. Это позволит избежать избыточности данных и обеспечит их согласованное использование для решения разных прикладных задач.

Локальные поставщики получают преимущество

Традиционно осторожные в оценках аналитики Gartner и IDC прогнозируют, что объем мирового рынка программных ВРМ- комплексов в 2008 г. продемонстрирует рост и может составить от 1,9 до 2,15 млрд. долл. По мнению западных и российских экспертов, потребность в эффективном антикризисном менеджменте в последние месяцы стимулирует спрос на ИТ-решения для бизнес-аналитики и управления эффективностью быстрее и результативнее усилий маркетологов. Подобный бум уже наблюдался несколько лет назад в США после принятия закона Сарбейнса —Оксли. Тогда участники рынка кинулись к разработчикам хранилищ данных, чтобы выполнить жесткие законодательные требования. В результате, из вишенки в коктейле разнообразных программных средств для автоматизации бизнес-процессов ВРМ-технологии становятся критически важными компонентами в составе пакетов авторитетных BI-брендов, а сами пакеты превращаются в интегрированные программные платформы BPM.

После слияний и поглощений на рынок систем управления эффективностью бизнеса нацелились пять лидеров мировой ИТ-индустрии: Oracle, SAP, IBM, Infor и SAS Institute. Но не стоит забывать, что во всем мире власть локальных поставщиков сильна не менее, чем влияние ИТ-гигантов. Например, в США, по оценкам экспертов, около 50% крупных проектов автоматизации реализуют местные компании, а, по данным Cnews Analytics, больше половины российских банков, уже приступивших к построению ВРМ-систем, выбрали для этого программное обеспечение отечественной разработки.

На фоне финансовых трудностей, охвативших банки, местные поставщики получают дополнительное преимущество, предлагая заказчикам “бюджетные” ИТ-решения для исполнения внутренних и внешних требований, прежде всего контроля расходов и соответствия нормативным предписаниям. Режим строгой экономии, в который переходят заказчики систем ВРМ, диктует прагматичные критерии выбора ИТ-решений. Переплачивать за иностранный бренд становится не по карману. Приветствуется сокращение сроков внедрения ПО за счет использования локализованных решений, финансовая модель которых адаптирована для решения задач российских банков. Поскольку не менее 60% бюджета BPM-проекта уходит на оплату услуг внедренческих компаний, развертывание локального программного обеспечения, не требующее привлечения дорогостоящих консультантов со знанием иностранных ИТ-систем, обойдется заказчику дешевле.

Гибкость становится обязательным условием выбора ВI-компонентов

Сопоставление основных компонентов ВРМ в трактовке трех ведущих исследовательских компаний — IDC, Gartner и Forrester Research (см. рис. 1) —позволяет сформулировать обобщенные требования к системе управления эффективностью бизнеса, которым должны соответствовать решения поставщиков.

1. Трехслойная архитектура, в которой выделены: ·

  • слой управления данными, в том числе хранилище, которое с помощью инструментов интеграции заполняется информацией из учетных систем организации, ·
  • слой ВРМ-приложений, состоящий из прикладных модулей для поддержки интегрированных процессов управления и подготовки отчетности, ·
  • слой отчетности и анализа.

Готовое решение собирается из инструментальных (BI) и прикладных (BPM) компонентов. BI-инструменты используются для создания и наполнения хранилища данных, анализа и публикации отчетов, ВРМ-приложения — для поддержки управленческой функциональности и вычисления отчетных показателей.

2. Состав пакетов ВРМ-приложений, который повторяется в рекомендациях всех трех аналитических агентств: ·

  • планирование/прогнозирование и бюджетирование, ·
  • управление доходностью/прибыльностью, ·
  • финансовая и обязательная отчетность, ·
  • финансовая консолидация.

3. Кроме того, аналитики IDC обращают внимание на то, что все приложения должны быть согласованными, а в рекомендациях Gartner указано, что приложения должны быть согласованны на основе финансовой модели организации “для бюджетирования, планирования и прогнозирования баланса, отчета о прибылях и убытках и отчета о движении денежных средств”.

Рис. 1. Основные компоненты ВРМ-системы, согласно IDC, Gartner и Forrester Research

Упомянутые выше слияния и поглощения поставили перед крупными вендорами задачу обеспечения совместного функционирования всех программных компонентов ВРМ, и в первую очередь согласования ВРМ-приложений. По мнению экспертов, на совмещение моделей, интеграцию баз данных прикладных модулей, создание единых интерфейсов и другие мероприятия по объединению решений поставщикам потребуется не менее одного-двух лет. В этот период они будут вынуждены ограничить развитие прикладной функциональности. Локальные разработчики, напротив, получают фору для реализации инноваций в области ВРМ, в том числе для поддержки требований национальных регуляторов.

Принимая все плюсы интегрированных программных платформ, потребители в то же время требуют от поставщиков максимальной гибкости в выборе ВI-инструментов для конструирования ВРМ-систем. Иначе груз принятых ранее решений о применении того или иного BI-средства в качестве корпоративного стандарта существенно сужает для заказчиков круг поставщиков ВРМ-систем. В условиях сокращения ИТ-бюджетов это требование звучит все более твердо и должно учитываться производителями ВРМ-решений.

Исследования мирового рынка СУБД для хранилищ данных компании Gartner позволяют выделить четыре продукта- лидера, предлагаемых компаниями Teradata, Oracle, IBM и Microsoft, причем последний (продукт Microsoft SQL Server 2005) переместился на ключевые позиции только в 2007 г. По данным опроса, проведенного Ассоциацией российских банков среди ИТ-директоров отечественных банков, предпочтительной платформой для банковских хранилищ в нашей стране является СУБД Oracle Database (50% опрошенных), на втором месте — Microsoft SQL Server (17%). Существенно более низкий интерес к СУБД Teradata и IBM можно связать с целенаправленной маркетинговой политикой самих поставщиков, позиционирующих свои продукты на рынок крупных кредитных организаций и банковских групп. Стоит принять во внимание и относительно недавнее появление Teradata на российском рынке.

В “магических квадрантах” Gartner, оценивающих поставщиков интеграционных платформ, ведущее положение занимают корпорации IBM и Informatica. При этом Gartner отмечает промышленную платформу Informatica как самое функциональное из существующих предложений. Практически все присутствующие на рынке интеграционные пакеты поддерживают сервисно-ориентированную архитектуру (SOA) и реализуют технологии загрузки данных из разнородных источников (ETL и ELT), интеграции приложений (EAI), объединения данных (EII). Банки, использующие учетные системы (АБС) от разных производителей и на разных платформах (СУБД), помимо процессов извлечения, обработки и загрузки данных в хранилище из различных корпоративных источников могут эффективно решать с помощью интеграционных инструментов целый комплекс задач BPM. Например, выполнять федеративные выборки данных для выпуска отчетов, объединяющих информацию сразу из нескольких баз (хранилища, АБС и иных систем). Или в режиме реального времени обмениваться данными между хранилищем и другими приложениями. Так, можно решить задачу оперативного обновления первичных данных в хранилище при их изменении в учетных системах (это принципиально важно в задачах управления активами и пассивами, а также для подготовки нормативной отчетности) или получать данные о клиенте из единого реестра, который ведется в хранилище, в розничном модуле.

Gartner отмечает целый ряд хорошо зарекомендовавших себя поставщиков средств анализа и подготовки отчетности. В квадрант лидеров уже несколько лет подряд уверенно входят продукты от Cognos (IBM), Business Objects (SAP), SAS, а MicroStrategy и Microsoft занимают пограничное положение. Нельзя не заметить стремительное появление в 2007 г. в числе фаворитов продукта Oracle Business Intelligence Suite Enterprise Edition (бывший Siebel Analytics), которому еще в 2006 г. отводилось место лишь среди претендентов на лидирующие позиции. Этому, по мнению аналитиков, способствовала активная позиция корпорации Oracle в отношении технологического развития продукта и инвестиции в его продвижение.

На российском рынке Oracle BI EE появился летом 2007-го. За прошедший год новый BI-пакет от Oracle успешно внедрили и освоили несколько российских банков, в том числе Интерпромбанк и ТрансКредитБанк. В составе BPM-систем топ-менеджеры, руководители бизнес-направлений и аналитики используют этот продукт в первую очередь для выпуска управленческой отчетности.

Самым распространенным инструментом для анализа и выпуска отчетов и в мире и в России по-прежнему остается MS Excel. Об этом не устают говорить и аналитические компании, и сами бизнес-пользователи.

Управление рисками снова в центре внимания

Наблюдаемая экономическая нестабильность требует от банков безотлагательного принятия антикризисных мер: пересмотра и сокращения внутренних административно-хозяйственных расходов (АХР), оптимизации бизнес-планов, более четкого исполнения нормативных требований. По мнению экспертов, в том числе аналитиков Gartner, внедрение ВРМ-технологий может стать одной из мер по оптимизации затрат и эффективности функционирования бизнеса в целом. ВРМ-решения помогают пользователям разобраться в своих финансовых процессах, обеспечивают детальную и точную оценку текущей эффективности и помогают моделировать будущие ситуации для принятия обоснованных решений.

Согласно исследованиям компании ВРМ Partners, в 2008 г. во всем мире на первом этапе развертывания BPM-программ представители разных отраслей чаще всего выбирали приложения для бюджетирования, планирования и прогнозирования, т. е. решали задачи контроллинга и сокращения затрат.

В российских банках, которые в полной мере ощутили на себе влияние мирового финансового кризиса только во второй половине года, по данным компании Intersoft Lab, с января по сентябрь среди стартовавших проектов больше всего было нацелено на автоматизацию подготовки регулятивной отчетности (практически в 1,5 раза больше, чем на решение других задач). Приложения для планирования, бюджетирования и контроля хозяйственных расходов занимают второе место. Скорее всего за несколько месяцев, оставшихся до конца года, ситуация не изменится коренным образом, и в 2009-м обозначившаяся тенденция сохранится. Этому будет способствовать вступление в силу с 1 октября 2008 г. новых указаний Банка России №2055-у “О перечне, формах и порядке составления и представления форм отчетности кредитных организаций в Центральный банк Российской Федерации”. Новые формы отчетности должны составляться банками с 1 января 2009 г.

Стремление кредитных организаций автоматизировать подготовку отчетности по РПБУ в полном объеме и в минимальные сроки, как правило, тормозится из-за низкого качества данных в учетных системах. В применяемых банками “полуручных” технологиях недостаток первичной информации в учетных системах компенсируется посредством “мотивированных суждений” специалистов. Переносить такой подход в ВРМ-систему бессмысленно, а на внесение изменений в учетные системы и регламенты их эксплуатации требуется время. Поэтому банки стараются извлечь максимальную пользу из многофазного внедрения приложений для подготовки регламентной отчетности. Группируя отчетные формы по доступности данных в системах первичного учета, первые результаты от внедрения можно получить довольно быстро. Например, загрузка в хранилище данных бухгалтерского учета и автоматизация выпуска пяти — восьми ключевых отчетных форм будут реализованы уже через три — четыре месяца после начала проекта. Затем начинается сбор в хранилище информации о портфелях сделок и подготовка пакетов “сделочных” форм отчетов. Параллельно можно вносить изменения в учетные модули и в регламенты работы персонала. При таком подходе реалистичный прогноз автоматизации выпуска большинства отчетных форм для предоставления в Банк России — год-полтора.

Анализ поведения заказчиков позволяет прогнозировать рост в 2009 г. спроса со стороны банков на решение локальной задачи планирования бюджета хозяйственных расходов и контроля платежей по утвержденному бюджету. Такие приложения обеспечивают автоматизацию узкого круга задач: ·

  • коллективное планирование смет АХР всех центров ответственности в едином хранилище данных банка; ·
  • согласование плановых расходов (бюджетных заявок) с использованием функций документооборота; ·
  • согласование хозяйственных платежей в рамках утвержденного бюджета и сверх бюджета; ·
  • контроль платежей в рамках утвержденного бюджета (контроль лимитов бюджета); ·
  • оперативное перераспределение лимитов между бюджетными статьями, центрами ответственности, проектами и др.; ·
  • учет фактического исполнения хозяйственного бюджета на основании документов оплаты, подтверждающих совершение платежей; ·
  • подготовку для руководства отчетов по плановым сметам и план-фактной отчетности.

В настоящее время тиражные приложения для планирования и контроля сметы АХР присутствуют только в ВРМ-пакетах отечественных поставщиков. Их внедрение в банках занимает три — шесть месяцев, поскольку требует минимальной интеграции с АБС — только для получения информации об оплате хозяйственных расходов и квитовки бюджетных заявок с документами оплаты. У российских банков имеется опыт заказной разработки приложений для ведения сметы на ВРМ-платформах иностранных поставщиков. Сроки от начала такого проекта до передачи системы в опытную эксплуатацию — 18—20 мес.

После внедрения приложений для контроля сметы и параллельно с реализацией более длительных проектов, связанных с подготовкой нормативной отчетности, можно ожидать всплеска интереса к технологиям управления рисками. Опыт автоматизации этих процессов в отечественных банках практически отсутствует. Обсуждения, которые активно велись вокруг автоматизации риск-менеджмента еще два-три года назад, так и не вылились в конкретные проекты. Это свидетельствует о незрелости соответствующей методической и ИТ-базы. Но задача выживания в жестких условиях кризиса может стать стимулом к развитию механизмов идентификации, оценки и контроля рисков.

Как снизить риски внедрения ВРМ

Приступая в период спада бизнеса к внедрению управления эффективностью, особенно важно избежать ошибок. Еще до приобретения ИТ-системы необходимо четко определить цели, задачи, приоритеты автоматизации и сформулировать ожидания от проекта. От качества проработки бизнес-требований будет зависеть достижение поставленных целей и стоимость проекта. Результаты, которые банк стремится получить от внедрения BPM-решения, должны отвечать его стратегии в условиях кризиса (например, способствовать сокращению расходов и снижению рисков). Отталкиваясь от поставленных целей, нужно выстраивать цепочку задач проекта: методологических, технологических и организационных.

Методологические задачи определяются по результатам аудита управленческих процессов банка на предмет их соответствия поставленным целям и готовности к автоматизации. Например, вырабатываются профессиональные суждения о достоинствах и недостатках существующей системы контроля затрат, предлагаются меры по ее совершенствованию.

После формализации требований к методологии оценивают готовность информационных систем банка к интеграции с системой управления эффективностью. Определяют состав учетных модулей, из которых информация будет поступать в ВРМ-хранилище, оценивают достаточность первичных данных для решения поставленных задач. Анализируют объемы информации, возможности аппаратных средств и вырабатывают рекомендации относительно выбора технологий интеграции как для решения ближайших задач, так и на перспективу.

Важная составляющая бизнес-требований — набор организационных мер, которые нужно предпринять, чтобы внедрение системы состоялось. Например, в период преодоления кризиса могут появиться дополнительные уровни согласования заявок на расходы, в результате потребуется изменить регламент работы персонала и т. д. Все это нужно предусмотреть на начальном этапе.

Для формирования бизнес-требований целесообразно привлечь консультантов, имеющих опыт разработки методологий управления и участия в реальных BPM-проектах. Их задача — профессионально оценить, какие бизнес-процессы в текущей ситуации требуют первоочередных изменений и автоматизации, а что можно отложить, согласовать интересы разных подразделений, соотнести полученную информацию с антикризисной стратегией банка и разработать детальный план реализации проекта.

Как не ошибиться в выборе консультанта? Рост спроса на консалтинговые услуги в области ВРМ в последние два года привел к увеличению числа компаний, позиционирующих себя в качестве экспертов в этой области. Однако у многих из них опыт в сфере разработки модели финансового управления банком, а также понимание архитектуры и возможностей ВРМ-инструментов недостаточны. Нередко это специалисты по внедрению учетных систем, в меньшей степени BI-средств и консультанты, занимающиеся организацией тендеров по выбору банковского ПО. Справедливую оценку компетенций той или иной компании в области ВРМ может дать только референс-визит к клиенту, который подтвердит квалификацию консультанта и успешный опыт создания ВРМ-решения на основе разработанной консультантом методологии. Только таким специалистам можно доверить проведение обследования и постановку задачи на создание ВРМ-системы банка в условиях кризиса.