Консалтинг и автоматизация в области управления
эффективностью банковского бизнеса

Публикации

FD.ru

Практика применения BPM-систем в банках

Сегодня в России, как и во всем мире, наблюдается рост популярности автоматизированных систем по управлению эффективностью бизнеса (Business Performance Management, сокр. ВРМ). Особое место среди потребителей этих программных средств занимают банки. В этой статье рассказывается о практике применения ВРМ-систем в банках.


Банковский сектор – как форпост автоматизации

Как показывает анализ отраслевого портрета пользователей ВРМ-систем, за последние семь лет наибольшее число внедрений в России и странах СНГ было выполнено на промышленных предприятиях, в банках и торговых компаниях (см. рисунок 1). Стоит подчеркнуть, что емкость промышленного сектора несоизмерима с банковской отраслью, и второе место последней является ярким показателем востребованности этих систем в банках.


Рис. 1. Распределение числа проектов (в процентах) по отраслям. Учитываются все контракты, заключенные в период с начала 2001 по первый квартал 2008 года.


Если же обратиться к недавним данным, то есть результатам за 2007 год, то по числу контрактов на внедрение BPM-систем банки заслуженно занимают первое место (см. рисунок 2).


Рис. 2. Распределение числа проектов (в процентах) по отраслям за 2007 год


К гораздо более интересным заключениям можно прийти, если посмотреть, как менялась востребованность BPM-систем по отраслям за последние годы. На рисунке 3 показано изменение относительных долей числа внедрений в банках на фоне других отраслей, на которые приходится наибольшее число внедрений (промышленное производство, торговля и ТЭК).


Рис. 3. Изменение относительной доли числа проектов (в процентах) в отраслях, на которые приходится наибольшее число внедрений


Видно, что последние три года наблюдает тенденция к сокращению доли числа внедрений в промышленных отраслях и ТЭК, в то время как с 2002 года происходит рост доли числа контрактов, заключаемых в банках.

Чем же можно объяснить лидирующее положение банковской сегмента по сравнению с другими отраслями? На наш взгляд, причин несколько. Остановимся кратко на каждой из них.

Во-первых, это позитивные макроэкономические показатели. Можно говорить об относительной стабильности банковской системы и высоких темпах ее роста. Так, по оценке McKinsey1, доходы российских банков увеличиваются в год в среднем на 41%. По прогнозу аналитиков компании, средний темп прироста доходов в следующие десять лет будет 15-20%, что втрое больше, чем общий по миру. По мнению экспертов инвестиционного банка Merrill Lynch2, Россия является “лучшим выбором” для инвесторов в банковский сектор среди стран BRIC (Бразилия, Россия, Индия и Китай). В ближайшие несколько лет в России могут наблюдаться самые высокие в этой группе темпы роста банковских услуг.

Очевидно, что столь позитивная обстановка в банковской сфере самым благоприятным образом влияет на потребности банкиров в информационных технологиях и системах управления эффективностью бизнеса, в частности.

Во-вторых, банковская отрасль исторически отличалась высокой степенью автоматизации. Так, по данным Росстата за 2006 год, банковский сектор опережает большинство отраслей российской экономики по доле затрат на информационные технологии (11,5%)3. Вровень с банками по этому показателю можно поставить только телекоммуникационный сектор (около 10%) и госструктуры (около 11%).

Понятно, что высокая степень информатизации банковского сектора означает, что BPM-системы находят свое место среди других информационных технологий.

В-третьих, последние три года ярко проявляется тенденция к консолидации банковского рынка. По данным журнала “Слияния и Поглощения”4, в финансовой отрасли в 2006 году было зафиксировано 32 сделки слияния поглощения, а в период с января по октябрь 2007 года – 33.

Стоит подчеркнуть, что активное участие в этих сделках принимает западный капитал. Согласно Банку России, на 1 ноября 2006 года в России работали 148 банков с иностранным капиталом. За период с начала 2005 года до конца 2006 года доля иностранных инвестиций в совокупном уставном капитале российских банков выросла с 6,2 до 14,9%. За два года она выросла больше, чем за предыдущие 15 лет. Аналогичная ситуация наблюдается и в странах СНГ: например, почти половина активов ведущих банков Украины (47%) контролируется иностранными банками5.

Очевидно, что рост роли иностранного капитала способствует применению в банках западных практик управления, в том числе и методологии эффективного управления банковским бизнесом.

Наконец, стоит отметить и усиливающийся в последние годы интерес к IPO и поиск западных партнеров. В результате, ужесточаются требования к прозрачности системы управления банков, что в свою очередь повышает спрос на программные продукты, обеспечивающие выполнение этого требования.


Практика применения BPM-систем в банках

Предпочтения банкиров в отношении поставщиков BPM-систем

На сегодняшний день BPM-системы эксплуатируются приблизительно в ста банках России и стран СНГ. Возникает вопрос: каким системам отдают предпочтения банкиры и как меняются их предпочтения?

На рисунке 4 показано, как менялось последние семь лет соотношение числа проектов, выполненных в банках российскими и западными поставщиками. Как видно из рисунка, порядка трех четвертей рынка принадлежит российским разработчикам. Чем же можно объяснить такую приверженность?


Рис. 4. Изменение соотношение числа проектов (в процентах), выполненных в банках российскими и западными поставщиками


На наш взгляд, существует целый ряд факторов, объясняющих сложившуюся ситуацию.

Первое – большой практический опыт. Российские поставщики первыми вышли в банки и за эти годы накопили существенный опыт успешных внедрений. Западные компании не могут похвастаться столь обширной практикой – подчеркнем, что речь идет исключительно о России и странах СНГ - к тому же у них среди начатых проектов доля завершенных весьма невелика.

Второй момент, являющийся следствием первого – это глубокое знание местной специфики и культуры ведения бизнеса. Понимание особенностей задач, стоящих перед банками, - подготовка обязательной отчетности для Банка России, например, является ярким примером – ставит российских разработчиков в несомненного более выгодное положение по сравнению с их иностранными коллегами.

Стоит также отметить такой немаловажный фактор, как высокая стоимость западных систем и общий дефицит квалифицированного IT-персонала, особенно со знанием западной системы. Добавим, что оплата таких специалистов существенно выше “айтишников”, специализирующихся на российских системах.

Наконец, определенное, сдерживающее влияние на потребление западных систем оказывает глобальная тенденция по консолидации IT-отрасли и росту сделок слияний и поглощений среди западных поставщиков BPM-систем. Так, по данным аналитической компании IDC6, в 2000 году на мировом рынке боролись 23 поставщика BPM-систем, в середине прошлого года число игроков сократилось до пяти компаний. В результате, “поглотители” заняты интеграцией своих “расширенных” продуктовых линеек. Очевидно, что для потребителей это дополнительные риски, что заставляет их более придирчиво подходить к выбору поставщика.

Для российских разработчиков это создает благоприятную возможность расширить функциональность своих продуктов в сторону максимального удовлетворения потребностей заказчиков, закрепиться на своем рынке, опираясь на наработанный опыт и понимание приоритетов клиентов.

Справедливости ради отметим, что доля контрактов, заключаемых западными поставщиками, хотя и медленно, но все же растет, и этот факт, на наш взгляд, заслуживает внимания отечественных разработчиков.


Взгляд бизнеса: приоритетность задач

Какие же задачи решаются сегодня в банках с помощью BPM-систем? Чтобы ответить на этот вопрос, посмотрим, какие функциональные модули наиболее востребованы в банках.

На рисунке 5 показано, как изменялась за последние пять лет относительная доля внедрений отдельных функциональностей BPM-систем. Относительная доля показывает, как часто в ходе проектов внедрялась рассматриваемая функциональность. Например, в 2005 году функциональность «планирование и управленческий учет» (бюджетирование) имело значение доли, равное 90%, что означает, что в девяноста процентах проектов внедрялась эта функциональность. В связи с тем, что в ходе одного проекта могло внедряться несколько функциональностей, сумма всех относительных долей не равняется 100%.


Рис. 5. Изменение относительных долей внедрений BPM-функциональностей


Анализируя этот рисунок, можно сделать следующие выводы.

В России, как и на западе, приложения планирования и управленческого учета занимают “топовые” позиции. По мнению аналитиков Gartner7, сейчас BPM-приложения приходят на смену решениям, опирающимся на Excel, а последние, как известно, в основном используются для бюджетирования. По оценке Gartner порядка 50-60% процентов крупных компаний по-прежнему использует электронные таблицы для бюджетирования и планирования, что создает огромный потенциал для роста рынка.

Однако, в отличие от запада, где этот сегмент самый быстрорастущий, относительная доля этих приложений в России и СНГ за последние три года сократилась. Объяснить это можно тем, что в банках сегодня крайне актуальной задачей становится подготовка отчетности для органов надзора.

Действительно, последние два года наблюдается устойчивый растущий спрос на приложения для подготовки регулятивной отчетности и консолидации. В России эта ситуация объясняется активной ролью, которую играет Банк России. Интересно, что на мировом рынке BPM-систем наблюдается схожая картина: как отмечают аналитики IDC в упомянутом выше исследовании, рост числа внедрений приложений консолидации в первую очередь вызван необходимостью выполнения требований регуляторов

Весьма показательна картина с применением приложений для решения задач стратегического планирования: как на западе, так и “у нас”, это наименее востребованная функциональность. По мнению аналитиков IDC, это самый незрелый сегмент рынка. А вот приложениям для управления доходностью они предсказывают блестящее будущее. С ними остается только согласиться: как показывает опыт общения с заказчиками, сейчас в банках наблюдается повышенный интерес к автоматизации этой задачи. Стоит, однако, заметить, что выделить эти приложения в отдельный сегмент достаточно непросто, так как многие из задач управления доходностью: трансфертное ценообразование, распределение (аллокирование) затрат – решаются в рамках автоматизации управленческого учета. Именно поэтому на рисунке 5 приложения для управления доходностью отсутствуют в виде отдельного сегмента.


Взгляд IT: предпочтительные платформы

В предыдущем разделе мы говорили о том, какие задачи, решаемые в банках с помощью BPM-систем, являются наиболее актуальными. Это взгляд бизнеса. Будет несправедливым, если мы не попытаемся понять, что является важным для еще одной стороны, участвующей в BPM-проектах. Это IT-специалисты.

Среди ряда многих требований, которые IT-службы банка предъявляют к BPM-систем, особое место занимает поддерживаемая платформа.

Как показал опрос, проведенный Ассоциацией российских банков среди IT-директоров банков8, в 2006 году наиболее предпочтительными платформами для Хранилищ данных (другими словами, BPM-систем) были СУБД от Oracle (52% опрошенных) и Microsoft (17% опрошенных).

Примечательно, что схожая картина наблюдается и на мировом рынке, где по объему рынка за 2006 год СУБД Oracle занимает первое место (доля 40,9%, 1787,2 млн. дол.), а СУБД Microsoft - третье место (доля 15%, 658,1 млн. дол.) после Oracle и IBM.

На наш взгляд, такой выбор можно объяснить прагматичным желанием иметь промышленную СУБД, которая может быть использована для решения различных задач, что гарантирует максимальный возврат инвестиций в программное обеспечение и снижение затрат.


Заключение

Сегодня BPM-системы активно входят в практику ведения бизнеса современных предприятий России и стран содружества. Ведущими потребителями технологий эффективного управления бизнесом являются представители банковского сектора. Устойчивый рост мирового рынка BPM-систем и их положительный опыт использования в СНГ позволяют предположить, что среди активных пользователей этих систем скоро окажутся заказчики и из других, ведущих отраслей экономики.

1 “Нет места доходнее”. “Ведомости”, номер №9 (1783) от 22.01.2007.

2 “Merrill Lynch оценил российские банки”. "Коммерсантъ" номер 38/П от 12 марта 2007 года.

3 “От провалов к взлетам и обратно: общая ситуация в области информатизации банковского сектора”. Обзор CNews “ИТ в банках и страховых компаниях 2007, 20.06.2007. (http://www.cnews.ru/reviews/free/banks2007/).

4 Итоги 2007 года на рынке M&A в России (http://www.ma-journal.ru/statma/). В статистике учитываются сделки, сумма которых превышает 5 млн. дол. США.

5 “Дорогие соседи”. Ведомости, №140 (1914) от 31.07.2007.

6 Worldwide Financial Performance and Strategy Management Software 2006 Vendor Shares: Impact of Market Consolidation Frenzy. October 2007. Kathleen Wilhide. IDC #209241.

7 Magic Quadrant for CPM Suites, 2007. 19 December 2007. Nigel Rayner, Neil Chandler, John E. VanDecker. Gartner RAS Core Research Note G00153146.

8 "Банки и технологии", 2006, №3.